Вход на сайт
Авторизация Забыли пароль?Регистрация  
Логин:
Пароль:
      

Вход через социальные сети

Если у Вас есть регистрация в других социальных сетях или аккаунт OpenID, то Вы можете войти на сайт без регистрации.

Войти через loginza

Переданная беспомощность

29 июня 2019 -
Переданная беспомощность
Василий родился поздно, когда матери было сорок два года, а отцу сорок пять. Отец бывший военный. Мать всю жизнь проработала на заводе. Почему он появился у них на свет, и сами родители не знали. Видно, так звёзды сошлись. Ребёнок не видел любви ни от мамы, ни от папы. Странно, как эти две ледышки встретились, жизнь прожили и зачали Василия. Отец очень тосковал по своей военной части, по издевательству над солдатами. Там он был король. А по приходу в обычную жизнь он стал раздражительным неудачником. Раньше он жену видел редко и не знал её как человека. Теперь её лицо было перед ним так часто, что его стало так много. Хотелось сбежать, но, даже познакомившись с Зинкой, он не стал даже на час счастливым. Его способности его подвели, тело никак не отреагировало на новую женщину. Оно забыло, как это делается. Зинка фыркнула на него, взяла из его бумажника крупные купюры и, переложив в свой кошелёк, театрально сказала: "Я на эти деньги куплю себе много интим журналов и, читая, буду вспоминать тебя". Для Егора Ивановича это было самое постыдное воспоминание его жизни. С Зинкой он познакомился, когда оформлял военную пенсию. Дамочка была со стажем. Много лет проработала секретарём генерала. Егор рассчитывал, что она ему будет показывать танец живота и разогреет его. Но Зинка была бревно бревном. Работая у генерала, её тело использовалось мало. Как говорил Пал Харламыч: "Зинка, ты ведь знаешь за что я тебя ценю?" Да, Зинка знала. По количеству её помад можно было сосчитать все их свидания. У него был бзик — красные губы. Со смертью Харламыча закончилась и лёгкая, обеспеченная жизнь Зинаиды Фёдоровны. Его зам на похоронах пожалел её и пристроил на оформление пенсий. Василий жил в своём мире. Никому до него не было дела. Окончив школу, он поступил в институт, который выбрал ему отец. На первой же практике он понял, что с института надо уходить, иначе он сопьётся. Практика была на винном заводе. Разговор с отцом ничего не дал. Тот приказал ему доучиваться. Так и произошло. После окончания института Василий был направлен на тот же завод, где и проходил практику. Там он стал благополучно спиваться. Жизни интимной с девушками не было, не было и дружбы. Страшненький, худой, подслеповатый, долговязый, но чем-то имел сходство с брошенным уличным щенком. Однажды в общежитии он в полутьме видел, как сосед занимается любовью с девушкой, в которую он был влюблён. Так он разочаровался во всех женщинах и тихо их ненавидел. Но его начальница Марфа Петровна оказалась большой души человек. Её муж был на двадцать пять лет старше её и очень плохо и редко исполнял свои супружеские обязанности. Но он имел деньги и власть, следовательно, был сексуальным и надёжным. Низкая половая активность давала Марфе спокойствие, что ревновать его не придётся. Как-никак начальник отдела в прокуратуре. Всех всё устраивало. Васька был быстро прибран к рукам, и теперь он мог раз в неделю прикоснуться к женскому телу. Марфа Петровна каким-то необъяснимым образом так представила его мужу, что Васька стал неотъемлемой частью каждого семейного праздника. У него было хорошее качество. Он всегда молчал, и, если надо, то мычал, поддакивал собеседнику в ответ. Создавалось впечатление полного проникновения в собеседника. А тем временем Васька уплетал всё со стола по милую душу. Он ел, но на его весе это никогда не сказывалось. Только он никогда не был сыт, и в этом была его проблема. Особенно ему нравились шоколадные тортики. Он мог их есть и есть, пока не стошнит. Потом перерыв несколько часов, и можно опять сначала. Благо в семье любовницы еда всегда была. Несмотря на свои 65 лет, Василий с радостью вспоминает те случаи радости от поцелуев, пусть с немолодой, но очень им любимой женщины. Он действительно её любил и любит до сих пор. Несмотря на морщины и жир, она ему друг и его спутник по жизни, хотя они и не засыпают в одном постели. Ей уже за восемьдесят, и муж уже умер лет десять назад. Оба уже не красавцы и не здоровы. Василий вспоминает свою жизнь, дежуря по ночам на объекте, который охраняет. Он стал охранником, чтобы не спиться, да и ещё из-за плохого зрения. Отца он не винит и мать тоже. Они уже тоже ушли в мир иной. У него нет друзей, но и тем людям, кто с ним иногда общается, он всегда говорит: "Не будьте живой беспомощностью. Находите силы говорить нет всем, кто калечит твою жизнь и делает вас рабами". Когда-то ему не хватило сил противостоять своему отцу, и он потерял годы на ненужный институт. Он так и не смог признаться в чувствах девушке, и она ушла к другому. Хотя правильнее сказать, что она к нему и не приходила. Она не знала о его чувствах. Лишь один раз в студенческой столовой он случайно коснулся её руки. Об этом миге он может вспоминать часами. Этот эпизод заменил ему просмотр ненужных фильмов и, несмотря на тоску при воспоминании, стал его поддержкой. Он очень хороший человек, но у него уже нет энергии поменять жизнь и чего-то достичь. У него любящее сердце, но оно часто злое внутри. Он говорит, что он до сих пор не понял, зачем родился и до сих пор живёт. Я иногда вижу его удаляющийся силуэт. А эту историю он мне рассказал однажды, много лет назад, когда удержал меня на светофоре. Я чуть не шагнула на красный свет. Как оказалось, машина летела, а я была в своих мыслях. Так мы с ним и познакомились. Я полная ему противоположность. Я сумасшедшая батарейка, а он коврик, который любит только лежать, чтобы не терять энергию, как он говорит. Я знаю одну из причин, для чего он родился на земле и живёт. В хитросплетениях моей судьбы он был вписан как спаситель. Он, наверное, это не понял, а я ему до сих пор благодарна, поздравляю каждый год его со всеми праздниками и дарю ему большой торт шоколадный, где побольше масла. Он так любит его и счастлив в этот момент. Это единственные минуты, когда я вижу улыбку на его лице, которую он не в силах скрыть. Всё-таки не только женщинам сладкое заменяют любовь. Мужчины такие же сладкоежки, и Василий нашёл успокоение в тортиках. Он не прочтёт этот рассказ, потому что не пользуется интернетом и плохо видит, но Вселенная всё слышит и знает. Она сама ему расскажет, что одна из причин его жизни на земле — это спасение моей жизни. Переданная беспомощность перешла к нему от родителей, а родителям от их родителей. Человек сам по себе — это 5–10 процентов, а всё остальное переданное по роду. Но эти 5–10 процентов огромны, и мы портим свои жизни. Когда люди умирают, у них уходит эго, и понимают, что натворили, где струсили и где покалечили жизнь своим детям. Такие души мучаются, но уже ничего изменить не могут. Так и уходят с пониманием, что всё было не так, как нужно. Мы с вами ещё живы, коль читаем эти строки. Надо попробовать сохранить тех, кого мы до этой минуты калечили. С каждым годом становится всё меньше людей, которые не верят в загробную жизнь. Я практикую астрал, и загробный мир для меня такая же реальность, как и этот физический. Я путешествую по иным реальностям, вижу разное. Есть миры, где красиво также, как и на земле. Я люблю посещать мир больших деревьев. Это многоярусный мир. Эти миры сложно описать, потому что всё, что я там вижу, имеет цвета, запахи, живых и непонятных существ, которых не описать нашим языком. Нет таких слов у нас на земле. Наши родные, наш род не находится где-то там в конкретном месте. Каким-то непостижимым образом их голограмма делится на миллион частичек и одновременно живёт во многих мирах, и в живых на земле продолжается их род. По современной терминологии можно сказать, что они как вживлённые в нас микро чипы-программы. В роду все разные, и многие программы противоречиво раздирают нас на части. Думаю, что именно так приходит к человеку шизофрения. Наш род и мы, как два глухонемых: один что-то требует от живых, а живые отмахиваются, потому что не знают, что делать с такой правдой, или просто не слышат. Сколько я не путешествовала там и сознательно не искала то, что докажет заложенную в нас программу жизни и дату смерти, я не нашла этому подтверждение. Хотя есть забавные диалоги с сущностями на эти темы. Я всё время их перечитываю и понимаю, что есть ценность в этой информации. Каждый раз, знакомясь с новой сущностью, я пытаюсь понять, кто такой человек, откуда он взялся и почему такой дефектный и слабый с неуправляемыми эмоциями и страхами, с легко ломающимся скелетом тела. Сущности смотрят на нас с любопытством, но они не дают нам высокого статуса. Они намного умнее и совершеннее нас. Они и мы — это абсолютно разные элементы разных миров. То, кем себя здесь, на Земле, считает человек, никак не подтверждается в иных мирах. Человек точно не хозяин над миром и животными. В нужный момент малое существо его съест изнутри. Наши эмоции, эго, соревнования, сделали наши энергии схожими с энергиями миров хаоса. Такие миры есть. Есть миры холодные, ледяные. Там живут прозрачные люди-сущности, если правильно сказать. Они не отнеслись ко мне плохо, то есть не было попытки нанести мне вред. Вред там — это забор энергии, и могут взять всю. Они мне показали одно из их помещений, где на выступах стояли банки со светящейся энергией, разных цветов. Это была их валюта и самое ценное для них. Они очень бережно её используют, поэтому большее время жизни они ходят прозрачными. Вероятно в каждом мире свои проблемы. Я для них слишком плотная, но им было интересно рассмотреть меня. Мне был предложен ритуал, добровольный и я согласилась. Я жадная до магической силы и не очень ценю физическую жизнь. Я знаю и вижу, что дальше интересней. Тем не менее есть что-то управляющее нами и уйти раньше времени мы не можем. Все удавшиеся попытки преждевременных уходов являются спланированным концом по судьбе. От человека уход нет зависит. Матрицу судьбы поддерживают духи своего рода, внушая нам много и души более низкого порядка и более высокого. Поэтому нет зла и добра. Есть энергии сущностей, которые дают нам команды, которые мы не отличаем от собственных. Или у нас собственных вообще нет. Я продолжаю жить и писать свой эксперимент своей жизни, но это только для меня эксперимент. Для той глобальной сущности, что заставляет все сценарии крутиться и зависеть друг от друга, моя жизнь это давно записанная сцена и растиражированная голограмма. Я вижу это и понимаю. Во мне говорит человек и он бунтует. Мне тяжело осознавать, что я всего лишь биоробот, хотя и магически посвящённый. Мне ещё повезло, не самая плохая роль. Мне пока ещё интересно. Хочу разгадать до конца тайну энергии рун и каждый день выхожу в астрал, иду в мир рун и записываю свои путешествия. Мы все, как и Василий, жертвы переданной беспомощности. То, что мы стали об этом хотя бы догадываться, позволит нам когда-то или полностью избавиться от чужого управления или быть заменёнными на роботов нашими же руками. Робот не протестует, не задаёт лишних вопросов. Но даже робот подвержен эволюции и жаждет найти своего создателя, чтобы остановить его гумление над человеком разумным. Я верю, что человек очень разумен, но всё, что сейчас происходит, похоже на подмену создателя его двойником — злобным и ненавидящим человеческую расу. Среди людей стало много серых и неоргаников. Человеческий подвид заменяется на что-то иное. Нам создали игру, которая включает и род, и перерождение, дали порционно информацию об этом. Их тактика лучше дать своё направление, чем позволить нам самим всё узнать. Давайте проснёмся и уйдём от этих сценариев. Я занимаюсь рунами, потому что они помогли мне убрать с меня иллюзии, страхи, программы. Я ещё не дошла до полного выхода из программы, но уже несколько раз у меня было состояние вне программы.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 62 просмотра
0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!